Публицистика
13 МАЯ 2022 | 21:27
Вы мне еще за Аркону ответите!

…"Попы-то", - я говорю… Тут он (Бог) и рукой махнул: "Ты мне, говорит, Жилин, про попов лучше не напоминай. Ума не приложу, что мне с ними делать. То есть, таких дураков, как ваши попы, нету других на свете. По секрету скажу тебе, Жилин, срам, а не попы"."Да, говорю, уволь ты их, господи, вчистую! Чем дармоедов-то тебе кормить?""Жалко, Жилин, вот в чем штука-то", - говорит.(Разговор вахмистра Жилина с Богом. "Белая гвардия" М.А. Булгаков)

" Отец" Нектарий. Лучше один раз...

В своем выступлении по случаю Дня Победы Путин помянул добрым словом Великого Русского Князя Светослава. Если бы мне накануне кто-то сказал, что такое возможно, я бы покрутил пальцем у виска. Чтобы с высокой околокремлевской трибуны, да еще из уст номер один прозвучало имя Светослава в комплиментарном контексте!? Это равносильно упоминанию Сталина (который, правда, тоже прозвучал в речи, но в составе сложного слова Сталинград).

До 9 мая 2022 года Светослав был для нынешней российской политической элиты персоной нон грата, имя которого, если и упоминалось, то в перечне преступников перед человечеством.

Светослав Храбрый. Скульптор Василий Селиванов.
Светослав Храбрый. Скульптор Василий Селиванов.

Когда в Белгороде вознамерились поставить памятник этому "язычнику-антисемиту", местные демократические активисты из числа тех, чьи соплеменники сегодня из патриотических соображений потянулись в Израиль, с присущей им политкорректностью интересовались: "А чего сразу не Гитлеру?".

Упоминание Путиным Светослава очевидно заставит поприкусить языки тех "христовых воинов", которые видят в русских язычниках чуть ли не "пятую колонну" укронацистов и утверждают, что быть русскими и быть воином за Русь может исключительно православный христианин.

Аккурат накануне речи Путина довелось видеть интервью некоего субъекта, поименованного в титрах псевдонимом "Отец Нектарий". Он рассказал много интересного и в каком-то смысле переплюнул самого Кирилла Гундяева, который в свою очередь переплюнул Гитлера, научно обосновав, что славяне вне христианства – звероподобные второсортные люди.

Нектарий развернул этот тезис. На войне, говорит, язычники-славяне отличались крайней жестокостью, впадали в демоническое состояние, из которого не могли выйти и в мирное время, в результате чего резали своих. Христианские же (а особо византийские) воины везде и всюду были исключительно вежливы и обходительны, и отличались особой гуманностью по отношению к пленным.

Данные утверждения позволяют мне высказать частное мнение, что существо под названием "Отец Нектарий" - фашиствующий идиот. В свидетели обвинения приглашаю другого отца, на этот раз Русской истории Карамзина, которого в предвзятой любви к славянам трудно заподозрить.

"Сии люди (славяне-язычники), на войне жестокие, оставляя в греческих владениях долговременную память ужасов ее, возвращались домой с одним своим природным добродушием. Современный историк говорит, что они не знали ни лукавства, ни злости; хранили древнюю простоту нравов, не известную тогдашним грекам; обходились с пленными дружелюбно и назначали всегда срок для их рабства, отдавая им на волю или выкупить себя и возвратиться в отечество, или жить с ними в свободе и братстве".

Из подвигов христолюбивого византийского воинства достаточно привести один. Гуманист Василий II Болгаробойца из 15 000 пленных болгар приказал выколоть глаза 99 из каждой сотни, остальным сердобольно оставил по одному глазу (чтобы могли быть поводырями), и с Богом отправил домой.

Естественно и традиционно "досталось" от Нектария и Светославу. Ай, Моська!

***

Светослав – символ русского воинского духа, символ непобедимого и легендарного славянского воинства. "Своевольство неукротимое было всегда их характером, так что одна вера христианская могла наконец смирить их" (Н.М. Карамзин). Имеющий уши, да услышит.

Воителя, доблестней Светослава, не знает История Российского Государства. Именно он первым из героев воспламеняет русский дух при Бородино в гениальном стихотворении Жуковского "Певец во стане русских воинов".

Но дух отцов воскрес в сынах;
Их поприще пред нами...
Мы там найдем их славный прах
С их славными делами.

Смотрите, в грозной красоте,
Воздушными полками,
Их тени мчатся в высоте
Над нашими шатрами...

О, Святослав, бич древних лет,
Се твой полет орлиной.
"Погибнем! мертвым срама нет!"-
Гремит перед дружиной.

В заключении вещания Нектарий рассказал (благовещал он накануне Дня Победы), что гитлеровцы потерпели поражение в войне по двум причинам: 1) у них кончились наркотики, без которых они не умели воевать; 2) им противостояло христианское воинство византийского разлива, замаскированное под Красную Армию.

Ну, сумасшедший, что возьмешь?

P.S. В заключение специально для нектаринской паствы прочитаю (стоя) "Боривоя" Алексея Константиновича Толстого. Это стихотворение должен знать наизусть каждый русский школьник, и тогда от уроков патриотизма можно будет отказаться за ненадобностью.

БОРИВОЙ

(Поморское сказание)

1

К делу церкви сердцем рьяный,
Папа шлет в Роскильду слово
И поход на бодричаны
Проповедует крестовый:

2

"Встаньте! Вас теснят не в меру
Те язычники лихие,
Подымайте стяг за веру, —
Отпускаю вам грехи я.

3

Генрик-Лев на бой великий
Уж поднялся, мною званый,
Он идет от Брунзовика
Грянуть с тылу в бодричаны.

4

Все, кто в этом деле сгинет,
Кто падет под знаком крестным,
Прежде чем их кровь остынет —
Будут в царствии небесном!"

5

И лишь зов проникнул в дони,
Первый встал епископ Эрик,
С ним монахи, вздевши брони,
Собираются на берег.

6

Дале Свен пришел, сын Нилса,
В шишаке своем крылатом,
С ним же вместе ополчился
Викинг Кнут, сверкая златом;

7

Оба царственного рода,
За престол тягались оба,
Но для славного похода
Прервана меж ними злоба.

8

И, как птиц приморских стая,
Много панцирного люду,
И грохоча, и блистая,
К ним примкнулось отовсюду.

9

Все струги, построясь рядом,
Покидают вместе берег,
И, окинув силу взглядом,
Говорит епископ Эрик:

10

"С нами Бог! Склонил к нам папа
Преподобного Егорья,
Разгромим теперь с нахрапа
Все славянское поморье!"

11

Свен же молвит: "В бранном споре
Не боюся никого я,
Лишь бы только в синем море
Нам не встретить Боривоя!"

12

Но, смеясь, с кормы высокой
Молвит Кнут: "Нам нет препоны:
Боривой теперь далёко
Бьется с немцем у Арконы!"

13

И в веселии все трое,
С ними грозная дружина,
Все плывут в могучем строе
К башням города Волына.

14

Вдруг, поднявшись над кормою,
Говорит им Свен, сын Нилса:
"Мне сдалось: над той скалою
Словно лес зашевелился!"

15

Кнут, вглядевшись, отвечает:
"Нет, не лес то шевелится, —
Щёгол множество кивает,
О косицу бьет косица".

16

Встал епископ торопливо,
С удивлением во взоре:
"Что мне чудится за диво:
Кони ржут на синем море!"

17

Но епископу в смятенье
Отвечает бледный инок:
"То не ржанье — то гуденье
Боривоевых волынок!"

18

И внезапно, где играют
Всплески белые прибоя,
Из-за мыса выбегают
Волнорезы Боривоя.

19

Расписными парусами
Море синее покрыто,
Развилось по ветру знамя
Из божницы Святовита;

20

Плещут весла, блещут брони,
Топоры звенят стальные,
И, как бешеные кони,
Ржут волынки боевые.

21

И, начальным правя дубом,
Сам в чешуйчатой рубахе,
Боривой кивает чубом:
"Добрый день, отцы монахи!

22

Я вернулся из Арконы,
Где поля от крови рдеют,
Но немецкие знамена
Под стенами уж не веют!

23

В клочья ту порвавши лопать,
Заплатили долг мы немцам
И пришли теперь отхлопать
Вас по бритым по гуменцам!"

24

И под всеми парусами
Он ударил им навстречу,
Сшиблись вдруг ладьи с ладьями,
И пошла меж ними сеча.

25

То взлетая над волнами,
То спускаяся в пучины,
Бок о бок сцепясь баграми,
С криком режутся дружины;

26

Брызжут искры, кровь струится,
Треск и вопль в бою сомкнутом,
До заката битва длится, —
Не сдаются Свен со Кнутом.

27

Но напрасны их усилья:
От ударов тяжкой стали
Позолоченные крылья
С шлема Свена уж упали;

28

Пронзена в жестоком споре
Кнута крепкая кольчуга,
И бросается он в море
С опрокинутого струга;

29

А епископ Эрик, в схватке
Над собой погибель чуя,
Перепрыгнул без оглядки
Из своей ладьи в чужую;

30

Голосит: "Не пожалею
На икону ничего я,
Лишь в Роскильду поскорее
Мне б уйти от Боривоя!"

31

И гребцы во страхе тоже,
Силу рук своих удвоя,
Голосят: "Спаси нас, Боже,
Защити от Боривоя!"

32

"Утекай, клобучье племя! —
Боривой кричит вдогоню. —
Вам вздохнуть не давши время,
Скоро сам я буду в дони!

33

К вам средь моря иль средь суши
Проложу себе дорогу
И заране ваши души
Обрекаю Чернобогу!"

34

Худо доням вышло, худо
В этой битве знаменитой;
В этот день морские чуда
Нажрались их трупов сыто,

35

И ладей в своем просторе
Опрокинутых немало
Почервоневшее море
Вверх полозьями качало.

36

Генрик-Лев, идущий смело
На Волын к потехе ратной,
Услыхав про это дело
В Брунзовик пошел обратно.

37

И от бодричей до Ретры,
От Осны до Дубовика —
Всюду весть разносят ветры
О победе той великой;

38

Шумом полн Волын веселым,
Вкруг Перуновой божницы
Хороводным ходят колом
Дев поморских вереницы;

39

А в Роскильдовском соборе
Собираются монахи,
Восклицают: "Горе, горе!"
И молебны служат в страхе;

40

И епископ с клирной силой,
На коленях в церкви стоя,
Молит: "Боже, нас помилуй!
Защити от Боривоя!"



ООО "Альфа-Медиатор"

Проведение судебных экспертиз
Услуги профессиональных медиаторов


Индивидуальный подход
Полная конфиденциальность
Бесплатные консультации


www.a-mediator.ru

+7 (925) 910-63-30
mail@a-mediator.ru