Публицистика
26 АПРЕЛЯ 2022 | 12:48
Та самая бабушка

Закон о "детях войны" ещё пока не принят. Денег, как говорится, нет. Но вы, как говорится, держитесь.

Дети Войны. Тогда выжили.

Мы миллиарды на поддержку "Ельцин - Центра" еле наскребаем. А принимать необеспеченные популистские законы… Мы же не Украина, в конце концов.* Так что ждём пока количество "детей войны" станет адекватно бюджетным возможностям.

Нет, речь пойдёт не о той бабушке, которая, водрузив красное знамя над "Киевским рейхстагом", положив конец войне смыслов на постсоветском пространстве.

Речь о другой, но тоже рождённой в "лихие 30-е" прошлого века и неоднократно чудом выжившей, несмотря на страшную коллективизацию, ужасную индустриализацию, в безвременье, когда детей расстреливали за кражу колосков системами залпового огня, а недорасстрелянные взрослые существовали исключительно в лагерях, когда воров-коррупционеров объявляли врагами народа и ставили к стене, а не отпускали на заслуженный отдых к Лазурным берегам. А потом ещё была тина застоя и дефицит докторской колбасы. Ужас.

Но нашей бабушке повезло, она против всех законов физики дожила до счастливого будущего, когда жить стало лучше и гораздо веселей. Особенное веселье охватило страну в 2021, хотя бабушка на 91-м году жизни неожиданно заболела и даже умудрилась попасть в больницу, но оттуда, чтобы не омрачать всеобщее веселье и статистику её вытурили, выбросили как ненужную ветошь, как оказалось недолеченную. Да и лечили-то не от той болезни, которая в действительности была, потому как от действительной лечить было нельзя, чтобы не бросить тень на достигнутые успехи здравоохранения.

Выброшенная бабушка умерла. Наверное, годы жизни в СССР не прошли даром и сказались роковым образом.

А теперь документальная хроника события.

СЕРДЕЧНАЯ НЕДОСТАТОЧНОСТЬ

В ноябре 2020 года Роман Акимов подал заявление, в котором просил правоохранительные органы разобраться в обстоятельствах оказания медпомощи его бабушке Чибизовой Марии Самсоновне, которая впоследствии скончалась. На 91 году жизни она попала в 3-е кардиологическое отделение ГКБ им. С.С. Юдина. Анализы на ковид были отрицательными, рентген воспаление лёгких не показал. Здесь врач-кардиолог Г.А.Романовская среди прочих диагнозов констатировала у бабушки бронхиальную астму, которой у неё, как позже подтвердили эксперты, не было, и стала лечить соответствующими препаратами. При этом бабушка начала сильно кашлять.

Примерно через неделю Чибизовой сделали повторный рентген, если верить повторному (!) выписному эпикризу (поскольку в первом информация о рентгене отсутствовала вообще, а его дата не совпадала с датой выписки), на котором пневмонии также не обнаружилось. На следующей день ей снова назначили рентген, что насторожило родственников и они связались с врачом. Врач подтвердила процедуру и сказала, что бабушку выписывают завтра, но можно забрать хоть сегодня.

При этом забрать пожилого пациента из палаты в условиях действовавшего в больницах карантина внуку предложили самостоятельно, - "санитаров нет". Подобное отступление от мер безопасности также насторожило родственников, поскольку в соцсетях пациенты неоднократно писали о ситуации в больнице. Позже Департамент здравоохранения ответит внуку, несмотря на зафиксированный им факт, что он сам нарушил карантинные мероприятия, а местному ЧОПу больница направила претензию.

В день выписки у бабушки поднялась температура, кашель стал сильнее. Родственники пытались вызвать врача поликлиники с жалобами на резкое ухудшение самочувствия после стационара, но врач так и не приехал, о вызове позже взяли выписку из поликлиники. Через 1,5 суток Чибизову увезли на скорой помощи в ГКБ им. Филатова, где на КТ обнаружили поражение лёгких 50 и 55 процентов, а тесты на коронавирус были положительные. Через 6 дней бабушка скончалась. Согласно посмертному эпикризу, основной диагноз был осложнён пневмонией, а в свидетельстве о смерти также указана острая лёгочно-сердечная недостаточность.

Родственники Чибизовой задались вопросами. Могла ли двусторонняя пневмония с таким поражением лёгких развиться за 1,5 суток после выписки из больницы им.Юдина? Имелась ли возможность диагностировать заболевание ещё в период нахождения бабушки в этой больнице? Логичные вопросы, с учётом того обстоятельства, что инфекция считается внутрибольничной, если она впервые проявляется через 48 часов или более после нахождения в больнице, при условии отсутствия клинических проявлений этих инфекций в момент поступления. В данном случае, прошло менее 48 часов. И, наконец, не могло ли лечение препаратами от несуществующей бронхиальной астмы усугубить состояние бабушки, если бы она была больна ковидом уже в больнице им. Юдина?

Все эти вопросы Роман Акимов изложил в своём заявлении следствию. С этого момента началась долгая волокита в рамках проверки, которая длится уже больше полтора года. За это время успело поменяться несколько следователей, которые должны были изучить материал. Только через 8 месяцев после подачи заявления была назначена экспертиза, которая была закончена ещё через 8 месяцев. При этом, следователь не поставил ряд важных вопросов перед экспертами, не были предоставлены и изучены все материалы, в том числе, сведения, находившиеся на диске, который не читался, либо был пустой. Тем не менее, даже с учётом неполноты вопросов и материалов, на данном этапе эксперты уже обнаружили существенные дефекты оказания помощи. В результате многочисленных жалоб в прокуратуру и следственный комитет, Роману Акимову удалось убедить органы в необходимости проведения повторной экспертизы. Однако сроки её назначения до сих пор неизвестны, и дело снова приобретает волокитный характер. Возможно, волокита имеет цель завершить проверку ввиду истечения сроков давности, поскольку изначально следствие проверяло доводы Романа по ч. 1 ст. 238 УК РФ, а сроки возможного привлечения к ответственности по ней составляют всего 2 года.

*Имеется в виду закон Украины "О социальной защите детей войны".



ООО "Альфа-Медиатор"

Проведение судебных экспертиз
Услуги профессиональных медиаторов


Индивидуальный подход
Полная конфиденциальность
Бесплатные консультации


www.a-mediator.ru

+7 (925) 910-63-30
mail@a-mediator.ru