Публицистика
02 ОКТ. 2012 | 19:57
Зюка

Наблюдая Родину. Публицистика и проза

Напоследок нас подбросило на кочке, после чего "Форд Таурус" шлепнулся своей полуторатонной сомьей мордой в подходящую лужу и беспомощно забулькал уже бесполезными колесами.

- Красиво, - философски заметил Дрон и выключил зажигание.

Искра ушла из двигателя, но в цилиндрах еще несколько секунд теплилась жизнь: старые поршни по привычке давили бензиновую смесь, а та от азарта взрывалась. Наконец по ржавым чреслам американского динозавра пробежала последняя конвульсия, и он умер.

Захватив из машины только ружья и легкие рюкзаки с самым необходимым, мы вышли в туман. Казалось, что ночь выпарила тысячу озер и повесила их в воздухе. Сквозь мглу едва мерцало окошко вовкиной избы.

Для приличия громко потопав в сенях, покашляв и поматерившись на темноту, мы ввалились в дом. Он состоял из одной-единственной комнаты, по стенам которой располагались топчаны, посередине стол, покалеченные стулья, одну стену занимала печь. Она была похожа на грязную корову, которая до нашего прихода хозяйничала здесь – липким языком облизала немытую посуду, разбросала пожеванные тряпки, наследила на полу и даже на стенах. Теперь она замерла в углу и недовольно чадила кислым дымом. Вовка спал, широко разбросав все три своих конечности, из-под нар торчал костыль. На другой лежанке сидела Зюка и внимательно, но в то же время без эмоций, нас разглядывала.

- Привет, - недовольно сказал ей Дрон. Он вообще недолюбливал Зюку. И втайне от всех ее побаивался.

А все началось много лет назад, когда мы впервые заночевали у Вовки перед последним броском в охотничьи угодья. Тогда девочка подошла ко мне и протянула кулачок. Развернула пальцы и в грязной ладошке оказалось несколько земляничных ягод. Я хотел было взять одну, но малышка тут же отдернула руку и решительно заявила:

- Зюкуника. Догого!

- У-у-у, какая Зюка, - гоготал пьяный Дрон.

Так это прозвище к девочке и прилипло.

Неприятности начались сразу же. Разбитый уазик, утопленный в болоте фотоаппарат, безрезультатная охота.

- Сглазила нас девка! – Почему-то решил тогда Дрон. – А все потому, что ты ей денег не дал!

Логики не было, но несколько суток блуждания в лесу делает людей суеверными. Чудом выбравшись к Вовкиной деревне, я первым делом нашел Зюку и купил у нее земляники. Отдал кошелек, она сама выбрала, сколько надо…

С тех пор мы умасливали черный глаз цыганской дочки разными подношениями. Но она предпочитала деньги. Впрочем, нас это устраивало.

- Ведьма она, ей тыща лет, печенкой чую, - шептал мне Дрон, тыча пальцем в свой страдающий орган.

Я готов был поверить. Зюка не росла. Остановившись где-то между дитем и подростком, она будто выбрала самый подходящий для себя возраст. Мы пытались пролить свет на ее рождение у Вовки. Но в смутном его сознании, навсегда очарованном "Брынцаловкой", существовал лишь один жизненный эпизод.

- Мне сам мастер цеха орден хотел дать! – Рыдал Вовка, приплясывая от возбуждения на культе. – Я поеду в Москву! Работать! На завод! Что??? Думаешь, не возьмет???

- Иди к хренам, Вольдемар, - морщился Дрон и протягивал купюру, после чего подпрыгивающий Вовкин силуэт сливался с деревенским магазином.

* * *

Я протянул Зюке кошелек. С убийственно серьезным видом она выбрала оттуда несколько монет, принесла банку с земляникой. Ягоды внутри были помяты, на донышке сок – было видно, что товар нас дожидался не один день.

- Давай уж спать быстрее, - пробурчал Дрон, протягивая флягу с водкой. - На сон грядущий!

Сон был рваный, болезненный. Проснулся от резкого тычка в бок. В контровом свете от загорающегося зарей окна я увидел Зюку, стоящую за столом. Она что-то сосредоточенно пилила ножовкой по металлу. Оперевшись на локоть, приподнялся. Возвращаясь в явь, заморгал, разлепляя глаза.

В этот момент Зюка уже допилила кукле ногу. Ампутированная пластмассовая конечность свалилась на затоптанный пол, не произведя никакого звука.

- Пойдем отсюда, - зашипел Дрон, - а то я ее пристрелю!

Зюка тактично вышла с куклой во двор, пока мы искали свои подштанники. Покидать нары, согретые теплой грязной коровой, не хотелось. Но и оставаться было как-то тревожно.

- Банку, банку возьми, - почему-то полушопотом сипел Дрон, - а то… Не дай бог!

Я сунул землянику в рюкзак, бросил пару сотенных на стол – Вовке на опохмел. Суетливо, по-татьи, выбрались на околицу. Перед нами на качельках сидела Зюка, укачивая свою покалеченную куклу. Дрон хотел ей что-то сказать на прощание, но лишь махнул рукой: решил не прерывать ее странную колыбельную:

- Я пошла за бойца… Без ноги и лица…

Почти час мы энергично мяли ногами землю в полном молчании. Потом Дрон сбросил рюкзак и привалился к кочке. Я с удовольствием последовал его примеру. Мы смотрели в уже распогодившееся небо. А небо смотрело в нас. И ласточки пулями проносились через наши бестелесные сущности.

- Я пошла за бойца… Без ноги и лица…

- Дрон, прекрати!

Но Дрон уже давно спал, уютно свернувшись калачиком, отдавая все свои страхи, накопленные за пятьдесят лет, теплеющей под солнцем земле.

ООО "Альфа-Медиатор"
Услуги профессиональных медиаторов
Альтернативная процедура урегулирования хозяйственных, семейных, трудовых и иных споров

Судебная медиация
Индивидуальный подход
Полная конфиденциальность
Бесплатные консультации


Телефон (495) 688-43-65, (985) 804-32-96
www.a-mediator.ru