| регистрация
логин

пароль

войти через соцсеть
Полемика
26 НОЯ. 2012 | 13:37

ВПК Империи: к 1917 году Россия была завалена оружием

Посетители сайта нашего агентства обсуждают публикации "Контекста". Один из комментариев вызвал у нас потребность расставить точки над "i" по поводу якобы промышленной отсталости царской России.

Мечом Россию не сломить, но можно одолеть изменой!

Федор Тютчев.

^Наша страна вышла из Первой мировой войны технически уверенно, и с большим запасом ее выигрывая. Удивительно, но сейчас для многих россиян этот исторический факт может звучать как ересь…

Читатель "Контекста" под ником "djadja_c sss" в комментарии к заметке "Русская "Коса смерти" (http://contextap.ru/public/121101173044.html) оставил, на мой взгляд, типичный наш самоистязательный отпечаток: дескать, дореволюционная Россия была отсталой страной, настолько, что – цитирую – "75% винтовок, использованных царской армией в ПМВ, были куплены за границей. Т.е. даже винтовками себя обеспечить не могли". Конец цитаты. Я позволю себе усомниться в таком утверждении.

Военные закупки за рубежом, конечно, были. И немалые. Но взгляните на фотографии, уцелевшие с той войны: много ли вы на них видите, к примеру, винтовок "Арисака" или "Винчестеров"? (Хотя и те, и другие могли бы оказаться в кадре). Наш читатель утверждает (опираясь, правда, на неизвестные мне цифры), что трехлинейные винтовки системы Мосина мы покупали за границей. Но это правда - закупали. Что вполне естественно: довольно быстро все воюющие стороны тогда начали испытывать проблемы с вооружением и боеприпасами.

"Россия вошла в войну с незавершенной военной реформой, которая должна была закончиться к 1917 году, - рассказывает профессор, доктор исторических наук, автор книг "Русский офицерский корпус", "Трагедия русского офицерства" и др. Сергей Волков, - планирующие органы абсолютно всех стран ошиблись с прогнозами хода войны. Никто не думал, что она продлится больше года. Соответственно, военные запасы были рассчитаны на относительно недолгие боевые действия. Промышленность, в том числе и России, не могла быстро компенсировать ту убыль, которую предполагает длительная война. Этим объясняется и тот знаменитый снарядный голод русской армии в 1915 году".

Поэтому закупки оружия и боеприпасов за границей – святая закономерность. Скажем, наше правительство заказало 1,5 миллиона винтовок обр. 1891/10 гг. у американских компаний "Ремингтон" и "Вестингхаус", плюс 300 тысяч винтовок под русский трехлинейный патрон у "Винчестера". Последняя - модель 1895 года (называемая еще часто "Русским Винчестером") - сегодня одна из самых редких и представляет наибольшую коллекционную ценность, наряду с ранними винтовками, произведенными во Франции в Шательро. Дело в том, что этот заказ большей своей частью до России не доехал - после революции правительство США конфисковало винтовки и приняло их на вооружение у себя, как US Rifle, Cal. .30, Model of 1916.

Насколько велики были потребности русской армии в оружии в начале I МВ и как они удовлетворялись впоследствии отечественной промышленностью, можно судить по вполне доступным ныне цифрам. Их проанализировал в своем исследовании Михаил Барабанов, бывший научный редактор журнала "Экспорт вооружений", с 2008 года – научный сотрудник Центра анализа стратегий и технологий, главный редактор журнала Moscow Defense Brief. Я же приведу лишь нужные здесь выжимки из его работы.

Винтовки

Выпускались на трех казенных оружейных заводах – Тульском, Ижевском и Сестрорецком. Военная мощность их всех на лето 1914 г. оценивалась суммарно в 525 тыс. винтовок в год. Реально с августа по декабрь 1914 г. все три завода изготовили всего 134 тыс. винтовок.

С 1915 г. предпринимались форсированные работы по расширению всех трех заводов, в результате чего месячный выпуск винтовок на них с декабря 1914 г. по декабрь 1916 г. был увеличен в четыре раза – с 33,3 тыс. до 127,2 тыс. штук. За один только 1916 г. производительность каждого из трех заводов была удвоена, и фактическая сдача составила: Тульский завод 648,8 тыс. винтовок, Ижевский – 504,9 тыс. и Сестрорецкий – 147,8 тыс., итого 1301,4 тыс. винтовок в 1916 г.

Конструктор Сергей Иванович Мосин.

В 1915 г. были санкционированы ассигнования на постройку в Туле второго оружейного завода с годовой мощностью по 500 тыс. винтовок в год, причем в дальнейшем его предполагалось слить с Тульским оружейным с итоговой суммарной мощностью 3500 винтовок в сутки. Дополнительно были выделены деньги на приобретение у "Ремингтона" оборудования (1691 станок) для изготовления еще 2 тыс. винтовок в сутки (!). Итого весь тульский оружейный комплекс должен был давать 2 млн. винтовок в год. Строительство 2-го завода было начато летом 1916 г. и должно было быть завершено к началу 1918 г. Реально из-за революции достроен завод был уже при Советах.

Русские войска с винтовками Мосина в Первую мировую

В 1916 г. было начато строительство нового казенного Екатеринославского оружейного завода близ Самары мощностью 800 тыс. винтовок в год.

Таким образом, в 1918 г. годовые производственные мощности русской промышленности по выпуску винтовок (без автоматов) должны были составить 3,8 млн. штук, что означало увеличение в 7,5 раз по отношению к мобилизационным мощностям 1914 г. и утроение по отношению к выпуску 1916 г. Это перекрывало заявки Ставки (2,5 млн. винтовок в год) в полтора раза.

Пулеметы

Да, тут мы "проседали". Фактически вплоть до самой революции выпуск станковых пулеметов вел только Тульский оружейный завод, увеличивший производство оных до 1200 единиц в месяц к январю 1917 г. Таким образом, по отношению к декабрю 1915 г. рост составил 2,4 раза, а по отношению к декабрю 1914 г. – в семь раз. За 1916 г. выпуск пулеметов почти утроился (с 4251 до 11072 штук), а в 1917 г. ожидалась поставка Тульским заводом 15 тыс. пулеметов. Вместе с крупными заказами по импорту (в 1917 г. ожидалась поставка до 25 тыс. импортных станковых пулеметов и до 20 тыс. ручных пулеметов) это должно было удовлетворить заявки Ставки. В преувеличенных надеждах на импорт предложения частной промышленности о производстве станковых пулеметов были отклонены ГАУ (Главным артиллерийским управлением).

Тульский оружейный завод

Производство ручных пулеметов Madsen организовывалось на строящемся по соглашению с Madsen Ковровском пулеметном заводе. Соглашение об этом с выдачей заказа синдикату в 15 тыс. ручных пулеметов было заключено в апреле 1916 г, контракт подписан в сентябре, а строительство завода начато в августе 1916 г. и велось очень быстрыми темпами. Сборка первой партии пулеметов была произведена в августе 1917 г. К началу 1918 г., несмотря на революционный бардак, завод был готов. Выпуск пулеметов планировался в 4000 штук в первое полугодие работы с последующим выходом на 1000 штук в месяц и с доведением до 2,5-3 тыс. ручных пулеметов месяц.

Патроны

На 1914 г. в России производством ружейных патронов занимались три казенных патронных завода – Петроградский, Тульский и Луганский. Максимальная мощность каждого из этих заводов составляла 150 млн. патронов в год при односменной работе (суммарно 450 млн.). Фактически все три завода уже в мирный 1914 г. должны были дать суммарно на треть больше – госзаказ составил 600 млн. патронов.

С начала 1915 г. предпринимались огромные усилия по расширению мощностей всех трех заводов, в результате чего выпуск русских трехлинейных патронов был увеличен с декабря 1914 г. по ноябрь 1916 г. втрое – с 53,8 млн до 150 млн. штук. За один 1916 г. суммарный объем выпуска русских патронов был увеличен в полтора раза (до 1,482 млрд. штук). В 1917 г. при сохранении производительности ожидалась дача 1,8 млрд. патронов, плюс поступление примерно такого же числа русских патронов по импорту. В 1915-1917 гг. количество единиц оборудования всех трех патронных заводов возросло вдвое.

3 миллиарда патронов в год - это цифра!

Ставкой в 1916 г. предъявлялись явно завышенные требования на патроны – так, на межсоюзной конференции в январе 1917 г. потребность была исчислена в 500 млн. патронов в месяц (в т.ч. 325 млн. русских)., что давало расход в 6 млрд. в год, или вдвое выше расхода 1916 г., и это при достаточной обеспеченности патронами частей к началу 1917 г.

В июле 1916 г. было начато строительство Симбирского патронного завода (мощность 840 млн. патронов в год). В целом, общую предполагавшуюся мощность русской патронной промышленности на 1918 г. можно исчислить до 3 млрд. патронов в год.

Легкие орудия

Производство легкой и горной трехдюймовой артиллерии велось на Петроградском казенном и Пермском орудийных заводах. В 1915 г. к производству был подключен частный Путиловский завод (в итоге национализированный в конце 1916 г.), а также частная "Царицынская группа заводов" (Сормовский завод, завод Лесснера, Петроградский металлический и Коломенский). Месячный выпуск орудий обр. 1902 г. в итоге вырос за 22 месяца (с января 1915 г. по октябрь 1916 г.) более чем в 13 раз (!!!) – с 35 до 472 систем.

Знаменитая трехдюймовая пушка

Для дальнейшего расширения артпроизводства в конце 1916 г. было начато строительство мощного Саратовского казенного орудийного завода. Из-за революции февраля 1917 г. постройка была остановлена в начальной стадии.

Таким образом, при ежемесячной потребности на 1917 г., заявленной Ставкой в январе 1917 г., в 490 полевых и 70 горных 3-дм пушек, русская промышленность фактически уже вышла к тому времени на ее обеспечение, а в 1917-1918 гг., по всей видимости, значительно превзошла бы эту потребность. С вводом в строй Саратовского завода можно было ожидать выхода суммарно минимум примерно на 700 полевых пушек и 100 горных пушек в месяц (при оценке выбытия 300 орудий в месяц по расстрелу без учета боевых потерь)…

Следует добавить, что в 1916 г. Обуховским заводом было начато освоение 37-мм траншейной пушки Розенберга. Из первого заказа в 400 новых систем от марта 1916 г. 170 пушек были поставлены уже в 1916 г., сдача остальных намечалась на 1917 г. Нет сомнений, что за этим последовали бы новые массовые заказы на эти пушки.

Тяжелые орудия

К началу войны производство 48-линейных гаубиц обр. 1909 и 1910 гг. велось на Путиловском заводе, Обуховском заводе и Петроградском орудийном заводе, а 6-дм гаубиц обр. 1909 и 1910 гг. – на Путиловском и Пермском заводах.

Выпуск тяжелой артиллерии нарастал очень быстро. В первом полугодии 1915 г. было изготовлено всего 128 орудий тяжелой артиллерии, но за полтора года объем вырос в 7 раз (!). Всего же в 1917 г., не случись революции, ГАУ (без Морведа) промышленностью оценочно должно было быть поставлено до 2000 тяжелых орудий русского производства (против 900 в 1916 г.).

Мортира

Вторым новым центром выпуска тяжелой артиллерии должен был стать Саратовский казенный орудийный завод с годовой программой по тяжелым орудиям: 42-лин пушек – 300, 48-лин гаубиц – 300, 6-дм гаубиц – 300, 6-дм крепостных пушек – 190, 8-дм гаубиц - 48. Из-за революции февраля 1917 г. постройка была остановлена в начальной стадии. В числе других рассматривавшихся к 1917 г. мероприятий по усилению выпуска тяжелой артиллерии были выдача заказа на 48-лин гаубицы частной "Царицынской группе заводов", а также освоение в 1917 г. выпуска 12-дм гаубиц и новых "легких" 16-дм гаубиц на строившемся с 1913 г. при участии Vickers Царицынском заводе по выпуску морской тяжелой артиллерии (РАОАЗ), чья постройка велась в годы ПМВ вяло, но первая очередь которого ожидалась в июле 1916 г. ко вводу весной 1917 г.

С вводом в строй гаубичного завода на Путиловском заводе и первой очереди Царицынского завода русская промышленность достигла бы в 1918 г. годового выпуска минимум 2600 тяжелых артсистем, а более вероятно – и больше. Фактически это означало, что заявки Ставки 1916 г. на тяжелую артиллерию могли быть покрыты русской промышленностью уже к концу 1917 г.

По импорту в 1917-м - начале 1918 гг. еще около 1000 тяжелых артсистем должно было быть получено по импорту. Итого суммарно русская тяжелая артиллерия даже за вычетом потерь могла достичь численности 5000 орудий к концу 1918 г., т.е. быть сопоставимой по численности с французской.

Снаряды

Основную роль в снарядном производстве по линии ГАУ сыграли Пермский завод, а также Путиловский завод, объединивший в итоге вокруг себя ряд других частных предприятий (Русского общества, Русско-Балтийского и Коломенского). Так, Пермский завод при годовой расчетной мощности 3-дм снарядов в 500 тыс единиц уже в 1915 г. дал 1,5 млн. снарядов, а в 1916 г. – 2,31 млн. снарядов. Путиловский завод со своей кооперацией изготовил за 1914 г. всего 75 тыс. 3-дм снарядов, а в 1916 г. – 5,1 млн. снарядов.

Если в 1914 г. вся русская промышленность изготовила 516 тыс. 3-дм снарядов, то в 1915 г. – уже 8,825 млн по данным Барсукова, и 10 млн. по данным Маниковского, а в 1916 г.- уже 26,9 млн. выстрелов по данным Барсукова. Отчеты по военному министерству приводят еще более значительные цифры подачи 3-дм снарядов русского производства в армию – в 1915 г. 12,3 млн. снарядов, а в 1916 г. - 29,4 млн. выстрелов. Таким образом, годовой выпуск 3-дм снарядов в 1916 г. практически утроился, а месячное производство 3-дм снарядов с января 1915 г. по декабрь 1916 г. выросло в 12 раз!

* * *

Барабанов пишет, что по всем расчетам, требования армии по снарядам с лихвой были бы удовлетворены в 1917 г. только отечественным производством. "Скорее всего, к 1918 г. русская легкая артиллерия подошла бы с откровенным затовариванием боеприпасами, - в частности, считает он, - а при сохранении и хотя бы ограниченном наращивании темпов производства и поставок к концу 1918 г. склады бы вообще ломились от огромных запасов 3-дм снарядов".

Обобщая исследуемый материал и, собственно, в корневой части отвечая за меня на сомнения "djadja_c sss" в способностях имперского русского ВПК, Михаил делает ряд выводов, первый из которых звучит так:

"Россия добилась колоссального и до сих пор недооцениваемого скачка военного производства в 1914-1917 гг. Рост военного производства и развитие ОПК в 1914-1917 гг. были, вероятно, наиболее масштабными в отечественной истории, превосходя в относительных цифрах любые скачки военного производства в советский период (включая ВОВ)".

"Российская империя продемонстрировала высокие способности инвестированию в военную промышленность и реальные возможности гигантского увеличения мощностей и возможностей РПК в кратчайшие сроки", - заключает Барабанов.

Автор упоминает также известную организацию уполномоченного ГАУ Ванкова, которая к кооперации в военном производстве привлекла 442 (!) частных завода. От себя лишь поставлю акцент: как вы уже догадались, конверсию придумали не при Ельцине. При оном батюшке сочинили конверсию в одну сторону. В Российской же Империи считалось нормальным, что если твой частный завод сегодня не получил военного заказа, то ты производишь, например, заготовки для кустарей, а "если завтра война", то вместо самоваров с твоих производственных линий начинают сходить патроны и снаряды. И было очень почетно (и выгодно!) находиться среди доверенных у государства фирм...

В целом такую же оценку дореволюционной оборонке дает и Сергей Волков: "На протяжении 1915-16 годов был сделан гигантский скачок в деле вооружения и обеспечения армии. И он имел большую инерцию – то производство, которое было налажено, привело к тому, что к весне 1917 года русская армия оказалась заваленной оружием и боеприпасами". После небольшой паузы Сергей Владимирович делает важное уточнение: "Другое дело, что к тому моменту воевать уже было некому. Развал произошел в головах".

…Зато большевикам этих запасов хватило на всю Гражданскую. Как, впрочем, и Белой армии, и так называемым интервентам, и новоявленным казачьим атаманам, и просто бандитским шайкам.

Однако пора итожить.

Россия – единственная страна из водоворота I МВ, которая не имела проблем с продовольствием. Никаких. Не только в 1917-м, но и 18-м.

Россия обладала на момент выхода из I МВ огромным мобилизационным ресурсом. У нас были призваны всего 39% мужчин соответствующего возраста, тогда как, например, в Германии и во Франции – свыше 80%.

Россия на деле продемонстрировала мобилизационные способности экономики. К 1917-18 годам страна практически полностью обеспечивала себя оружием и боеприпасами отечественного производства (по ряду позиций - с сильным запасом).

Россия шла, как говорится, в ногу со временем: предполагалось значительное увеличение в армии бронесил и готовились новые мощности в области авиастроения.

Русские самолеты

И, наконец, главное.

Россия устала. Не от войны – офицеры и солдаты еще весной 1917 года грезили новыми Брусиловскими прорывами. Не от режима – царя в армии жалели и чтили одновременно, а значительная, лучшая часть российского войска не отказалась от присяги и в худшие времена. Россия устала от нерешительности, бюрократического гнета и жуткой несправедливости по простым "человечьим" понятиям.

И Россия оказалась неготовой к жесткому, агрессивному напору малочисленной садистски настроенной группы людей. Неготовая к изнасилованию Россия замерла от ужаса. И – отдалась.

А винтовки, мой друг хороший, "djadja_c sss", - это частности…

  • Земля и воля
    Продолжаем публикацию уникальных материалов, посвященных одной из главных ошибок современной Росси. Земельный Кодекс и национальная безопасность.
    29 октября 2012 | 13:23
  • Земля и воля
    Мы начинаем серию публикаций материалов, которые прежде никто и нигде не обнародовал.
    04 октября 2012 | 19:57
ООО "Альфа-Медиатор"
Услуги профессиональных медиаторов
Альтернативная процедура урегулирования хозяйственных, семейных, трудовых и иных споров

Судебная медиация
Индивидуальный подход
Полная конфиденциальность
Бесплатные консультации


Телефон (495) 688-43-65, (903) 763-57-27, (985) 804-32-96
www.a-mediator.ru